Четверг, 27 Февраль 2014 17:52

Размышление старого солдата

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Мой отец нашел в старой переписке стихи, написанные его дядей, моим двоюродным дедом Геннадием Петровичем Иовлевым. Публикую одно из найденных произведений, посвященных Великой Отечественной войне.

Хочу забыть лихие годы,
Но память цепко держит  их:
Огонь пожарищь, кровь, невзгоды,
Порой в глазах стоят моих.

И в сердце старого солдата
Не угасает много лет
Волна тревожного набата,
Волна надежд, волна побед.

Фашизм. Уж вся Европа стонет
И гад коричневой чумы
К востоку злобный  ветер гонит
На гребне мировой войны.

Уж враг коварный и могучий,
Одетый в крепкую броню,
Как гад летучий и ползучий
Терзает Родину мою.

Дрожит земля, пылают села,
Все подминая под себя,
Скрежещет сталью танк тяжелый,
А в небе Мессеры гудят.

Как когти свастика на крыльях,
Свинцовый извергая смерч,
За эскадрильей, эскадрилья,
Из под небес бросает смерть.

И слышен стон в огне пожарищ,
И плачь детей, и злая брань:
«Бери оружие, товарищ!
Врагу навстречу грудью встань!»

А,там в Кремле, как все мы знали,
Сидел «великий гражданин»,
По имени товарищ Сталин.
Он полубог и властелин.

Его вождем провозгласили
С благоговеньем на устах
И люди русские молились,
Как раньше в церкви на Христа.

«За Сталина!», - с надрывным кличем
На танк со связкою гранат,
В победу веря безгранично,
Шел Красной Армии солдат.

В атаку шли — за ротой, рота,
За батальоном, батальон, -
Родная матушка пехота
Несла неслыханный урон.

А враг бронированной лавой
Вползал все дальше на восток.
«Коль смерть принять, прими со славой!»
-Девиз хорош, хотя жесток.

Ковались мужество, отвага
И в ротах был зачитан всем,
Призыв: «Стоять! Назад ни шагу!»
В приказе двести двадцать семь.

Но без железной дисциплины,
Без веры в Сталина слепой,
Нам в эту тяжкую годину
Не отстоять бы дом родной.

Хотя в победе над фашизмом
Нас партия вела вперед,
И возглавляли коммунисты,
А вслед за ними шел народ.

Быть может, что не так я мыслю?
Жестокий этот человек
В историю глубоко втиснул
Тяжелый след, в двадцатый век.

О, ты Советская Россия!
Твоя судьба — социализм,
Но не было в тебе той силы,
Чтоб сходу одолеть фашизм.

Ты в окруженьи капитала
Не обрела еще друзей.
Вокруг всем дела было мало
В заботах о судьбе твоей.

И как счастливая невеста
Была ты слишком молода
Хозяйкой стать на новом месте
Тебе нужны были года.

И обнаженную такую
Тебя врасплох застал фашизм,
А ты мечтала на покое
Добротно строить коммунизм.

И враг, как похотный стервятник,
Терзал твою младую грудь.
И не было надежных братьев,
Чтоб вовремя его турнуть.

В страданьях с материнской болью,
От преданных сынов любовью,
Обильно истекая кровью,
Ты обретала вновь и вновь.

Встряхнулась, вздыбилась во гневе,
Миллионов мужества полна,
На суше, на морях и в небе,
Гремит священная война.

И, сотрясаясь, как врыданьях,
Земля горит, земля дрожит.
Кровь, смерть, увечья и страданья,
Израненная стонет Жизнь.

От западных границ, от Буга,
Солдат, роняя кровь и пот,
Шагал в боях теряя друга,
Остановился у ворот

Москвы. Уж тридцать километров
Стоит на верстовом столбе.
Сечет поземкой стылый ветер
И воет зло, как волк в трубе.

Столица русского народа!
Солдат костями ляжет тут.
Шабаш! Уж дальше нету хода,
Фашисты дальше не пройдут.

И, собирая по крупицам,
Могучий и стальной кулак,
На отмаш дали в зубы фрицам,
Чтоб долго помнил наглый враг.

Там, под Москвою, в сорок первом,
Суровый «Генерал Мороз»
В контрнаступление из резервов
Подмогу добрую привез.

Хотя противник был надломлен,
Рывком откатывался вспять,
Но далеко еще не сломлен,
Умели фрицы воевать.

 Но уж народ воспрянул духом:
Неправда! Можно побеждать!
Тому Москва была порукой,
Учились россы воевать.

И эта первая победа
Для изболевшихся сердец -
Бальзам. Теперь не страшны беды.
Начало есть, придет конец.

Конец, в Берлине окопался,
От куда выполз мерзкий гад.
Голодной смертью задыхался
Многострадальный Ленинград.

Враг рвался к Волге и Кавказу,
Повсюду сея смерть и тлен.
Хоть под Москвой и был наказан,
Однако все еще силен.
 
И снова жмет Фриц окаянный,
Из сводок Совинформбюро,
Суровый голос Левитана
Нам выворачивал нутро.

Но вот идут сыны России
В сердцах отвагою полны.
Обильно кровью оросили
Дороги адские войны.

От прикарпатской полонины
До Волги пятился солдат,
Прошел с боями до Берлина,
Воюя тысячи преград.

В боях он проявил отвагу,
Его поздравил генерал.
Фамилию на стене Рейхстага
Штыком глубоко начертал.

Кто шел от западной границы,
С тех первых дней, такие есть.
В живых немного, единицы,
Так отдадим героям честь!

Коснулась всех, проникла всюду,
Война, как черная чума.
Не верилось, казалось чудом,
Что где-то мир и тишина.

В боях, на фронте было тяжко,
Там сеял смерть свинцовый град.
В колхозе, борону упряжкой,
По полю тянет кучка баб.

Пахали поле на буренках
И шла разбрасывать зерно
Вдвойне усохшая бабанка,
Не евши сытного давно.

Затем, как житница России
Была отторгнута врагом,
А хлеба хором все просили
И жестко требовал райком.

Железный лозунг: «Все для фронта!»
В мозгу занозой нарывал.
Багровый отблеск горизонта
Тревогой в душу заползал.

Зимою длинными ночами
Собравшись в круг у каганцов,
Девчата варежки вязали
На фронт, в посылки для бойцов.

Тащил последний полушубок
На сборный пункт седой старик,
Сам в армяке из ткани грубой,
Сказал, что он к нему привык.

Отец, в пару, полураздетый,
(Он две войны отвоевал),
И по заданью сельсовета
Для фронта валенки катал.

Подростки, старики, девчата,
Зимой в мороз рубили лес.
Его заводами богатый,
Сжигал прожорливый Ижевск.

Там у станка стоял рабочий,
Он срочный фронтовой заказ,
Собрав все силы споро точит,
Ночами не смыкая глаз.

Полуголодный, недоспавший,
Копил он ненависть к врагу
И твердо верил: воины наши -
Согнут проклятого в дугу.

И что сейчас другое важно:
Крепиться, выстоять пока,
Он знал, что Армия отважна,
А воля Партии крепка.

А я, парнишка допризывник,
В бригаде женщин, стариков,
В лесу на заготовках зимних
Уж ждал повестку — будь готов.

И вот глухой декабрьской ночью
За мной приехал мой отец: -
«В военкомат. Повестка. Срочно!
Готовься сын мой «под венец».

Остаток ночи, половину,
Зимой коротенького дня,
Я, на себя тулуп накинув,
Торопко погонял коня.

И в баньке лишь успел помыться,
Белье на чистое сменить,
В тот час в военкомат явиться
И к отправке готовым быть.

Перед родительским порогом,
Мать со слезою на глазах,
Перекрестив, сказала:-»С Богом», -
С улыбкой скорбной на устах.

И там, на фронтовых дорогах
Мне образ матери родной,
Дарил тепло  зимой в сугробах,
Прохладу летом в жар и зной.

И я хватил не мало горя
И лиха в минувшей войне,
Но я счастлив с судьбой не в споре,
Хоть инвалид, счастлив вдвойне.

Прошел не мало верст с боями,
Не раз за линию ходил,
Брал языка, был трижды ранен.
Вполне исправно фрицев бил.

Меня нашел мой орден Славы
Лишь через восемь долгих лет,
А вот медали «За Отвагу»
И до сего дня где-то нет.

На фронте все могло случиться,
Сгорел быть может тот архив.
Я не печалюсь, не годиться,
И радуюсь тому, что жив.

К ненастью ноют мои раны,
И жизнь стремиться под уклон
Я отдаю вам  ветераны,
Солдатский мой земной поклон.

Пусть помнят внуки,как их деды
Сквозь смрад,увечья, смерть и кровь,
Несли желанную Победу
На кончике стальных штыков

 

Геннадий Петрович Иовлев, Ветеран и инвалид ВОВ, кавалер ордена Славы и медали За отвагу.

Прочитано 866 раз Последнее изменение Понедельник, 03 Март 2014 13:08
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии